?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

1

Не докрутил Руслан Соколовский с драматургией действа в церкви.

Попробуйте смоделировать эпизод: идут крестины младенца, и тут появляется охотник за покемонами, да еще и атеист всея Руси Соколовский. Отодвигает крёстных с младенцем, направляет телефон на купель, радостно показывает присутствующим экран с пойманным зверьком.

Или вот входит Соколовский в церковь во время другой, не слишком жизнеутверждающей церемонии. Протискивается сквозь ряды скорбящих, просит гроб отодвинуть, под которым спрятался карманный японский монстр.

Представили?

Но и это ещё не всё! Руслан поворачивается к прихожанам и громогласно спрашивает: «А не видели ли вы здесь главного покемона по имени Иисус?».

Вот это была бы развязка. Вот это был бы финал! А то как-то всё постно получилось. Судорожные нажатия на экран у распятия, мерзкие заявления на камеру. И всё это в полном одиночестве.

Но стоит заметить, что кто-то снимал Соколовского. Кто-то помогал ему выпускать журнал «Sokolovsky». Вы не знали о существовании этого издания? Так вот выходил такой журнал, и автор пытался делать его максимально похожим на «Шарли Ебдо».

Но вот, что говорится, незадача! Вроде как и подписчиков немало в видеоблогах, и поклонницы имеются, а хочется громыхнуть, если не на весь мир, то хотя бы на всю Россию. И заработать хочется побольше. Но как громыхнуть?

Пляски в храмах уже были, куриц по вагинам распихивали, яйца к брусчатке приколачивали. И Соколовский не придумал ничего более мерзкого и отвратительного, кроме как просто опуститься до открытых оскорблений. Да, да. До омерзительных оскорблений тех самых чувств верующих, над которыми принято потешаться в среде прогрессивной, ошибочно причисляющей себя к либеральной общественности.

На что рассчитывал Соколовский, откровенно беспредельничая? Уверовал ли он, что за это не придётся отвечать?

На жалость и волну возмущения? Они могут помочь ему уйти от наказания. Мама-инвалид, с которой он, кстати, не проживает. Сам ещё молод, а следовательно можно списать все его действия на глупость. Как не пожалеть убогого, стремящегося заработать любыми способами?

И многие ведь жалеть стали. Дескать, милосерднее надобно быть, прощать надобно уметь.

Господа вступившиеся, не вам нас учить милосердию. Вы скоро ради дешёвой славы и прихода к власти начнёте боссов Третьего Рейха возвеличивать. А людей среди вас умных немало. Так зачем же защищать воинствующего атеиста. Ведь, агрессивный, воинствующий атеист – синоним слова «дурак». Или вам и с такими уже по пути.

Что касается наказания Соколовскому… Люди в таком возрасте в зону отправляться не должны. Тем более с такой репутацией. Он ведь как порог камеры переступит, первым вопросом будет: «Кем ты Господа Бога нашего Иисуса назвал, сука?..».

https://life.ru/t/%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/899335/pokiemony_v_gholovie

1.png 1.png 1.png
promo zergulio март 5, 2014 18:52 119
Buy for 2 000 tokens
Изначально данный блог - был частной, личной попыткой противостояния на стороне России в информационной войне против США, Европы и внутренней пятой колонны. Но со времени все больше помогаем простым людям, при этом блог временами выходит на 3-4 место в России по цитируемости. Примечательно, что у…

Comments

irina_fadeewa
Sep. 7th, 2016 04:15 am (UTC)
Re: Воинствующий атеист - это религиозный фанат
Такие выродки, как ты, давно известны.

В ту пору, когда Владимир Ильич Ульянов (Ленин) еще трехгодовалым младенцем Владимиром ходил под стол пешком, русская читающая публика познакомилась с очередным романом Ф.М. Достоевского "Бесы".

"Шигалев гениальный человек! Он выдумал "равенство"! У него хорошо в тетради – у него шпионство. У него каждый член общества смотрит за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное – равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда развращали более, чем приносили пользы; их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза, Шекспир побивается каменьями – вот шигалевщина! Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство... Горы сравнять – хорошая мысль, не смешная!..

Мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство... Слушайте, мы сначала пустим смуту. Я уже вам говорил: мы проникнем в самый народ. Знаете ли, что мы уж и теперь ужасно сильны? Наши не те только, которые режут и жгут...

Слушайте, я их всех сосчитал: учитель, смеющийся с детьми над их Богом и над их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Школьники, убивающие мужика, чтоб испытать ощущение, наши. Присяжные, оправдывающие преступников сплошь, наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают... Но это лишь ягодки. Русский Бог уже спасовал пред "дешевкой". Народ пьян, матери пьяны, дети пьяны, церкви пусты... О, дайте взрасти поколению! Жаль только, что некогда ждать, а то пусть бы они еще попьянее стали! Ах, как жаль, что нет пролетариев! Но будут, будут, к этому идет..."